ru 
en 


Поиск и карта сайта
Контактная информация. Обратная связь

Виталий ВЕКЛИЧ — не только по женским ногам специалист, но и по детским, мужским, рукам, он — ортопед по профессии — уже около пяти лет одаривает слабый пол тем, чем обделила природа: стройностью и красотой. Он умеет исправлять кривизну ног, превращать «кавалерийское несчастье» в «гордость Наоми Кэмпбелл», лечить страшные недуги, когда ноги вообще колесом или одна намного больше другой, и творить иные воистину хирургические чудеса. Даже способен увеличить человеческий рост в среднем на 12 см.

На фото вы видите ноги Лизы до операции, во время лечения и после — вот какая красота в конечном итоге получается. Виталий Викторович начал проводить эти операции по настоятельным просьбам. Первой обратилась к доктору цирковая артистка, восемнадцатилетняя гимнастка: жаловалась не на то, что вниманием кавалеров обделена, а на то, что тяжело совмещать арену с проблемой болезни ног — мешает творческому развитию и карьере.

По заветам Илизарова

Многие, наверное, слышали об Илизарове. Веклич — украинский продолжатель дела на весь мир прославившего маленький российский городок Курган изобретателя. Гавриил Абрамович Илизаров изобрел и внедрил в медицину новые ортопедические технологии. Благодаря аппаратам, которые он разработал в советские годы, встали на ноги тысячи людей, которых классическая ортопедия обрекала на ампутации, протезы, пожизненную инвалидность. За 24 года практической деятельности Виталий Викторович эти технические приспособления изменил, усовершенствовал, и многие его аппараты уже по виду и не назовешь «илизаровскими», но их суть остается прежней: исправлять врожденные уродства, оперировать переломы с особой бережностью, спасать от последствий операций, выполненных популярными в хирургии методами.

Еще раз обратите внимание на ноги Лизы в процессе лечения и на совсем несложную с виду конструкцию: три железные пластинки, привинченные к костям. Раньше, чтобы выпрямить ноги, требовался более сложный, более массивный аппарат (правда, ввиду известного отношения медконсерваторов к косметическим операциям, подобное практиковалось крайне редко). Веклич его «миниатюризировал», чтобы как можно меньше неудобств доставлять органам и самому человеку. Этот «конструктор» — так называет хирург это и другие свои приспособления, необходимо носить три-четыре месяца, и, как вы видите, с ним можно ходить на учебу-работу (его легко спрятать в широких штанинах или под длинной юбкой), не страшась дурных глаз и злых языков.

А на нижнем фото на стройных Лизиных ногах можно заметить маленькие точки-шрамы — незначительные последствия, которые чуть позже совсем исчезнут или сами по себе, или с помощью легких косметических процедур. «Как можно меньше операционных травм, не травмировать мышцы, дабы уменьшить биологические сроки заживления, чтобы организм сконцентрировался на восстановлении кости, а не тех тканей, что скальпелем разрезаны», — это один из главных илизаровских заветов, которым следует Веклич.

И переломы со смещением он оперирует тоже без «безжалостных разрезов» — только с помощью подобных, но, разумеется, более сложных «конструкторов». В кабинете доктора я впервые подержал в руках фрагмент настоящей человеческой кости — голени. Девушка разбилась на мотоцикле, и эту перевязанную нитками 12-сантиметровую состоящую из трех кусочков косточку доктору привезла мама «мотогонщицы»: нашла на месте ДТП и думала, что можно назад вставить. Естественно, вставить нельзя, и раньше в таких случаях о спасении ноги речи не было, а «илизаровско-векличевские» методы позволяют сохранять конечности. Девушка сегодня вернулась к полноценной жизни.

Есть разница между $90 000 и $2 500?

Созданная Векличем 10 лет назад клиника «Ладистен» не имеет аналогов ни в Украине, ни в мире. Здесь оказывают помощь людям всех возрастов (в мире лечебницы в основном либо детские, либо взрослые). Здесь совмещены ортопедия и травматология (в классической системе: с переломами — в травмпункты, остальным — в институты ортопедии). Правда, «скорая» к Векличу больных не привозит, с травмами обращаются лишь те, кто о докторе и его мастерстве наслышан. А замолвить о докторе доброе слово могут более тысячи его бывших пациентов.

Но вот среди коллег он — «белая ворона». Традиционная наука всегда с трудом воспринимает новое, на идеи Илизарова тоже долго косо смотрели, а сегодня практически в каждой ортопедической больнице «курганские аппараты» лежат. Однако применяются нечасто, в основном в самых тяжелых, как у нашей мотоциклистки, случаях. Потому что, как выражается Веклич, нет у этой технологии шаблона, к каждой патологии — особый подход, творческий, к каждой травме следует подбирать уникальный «конструктор». И не всякому врачу по силам склеить косточки ювелирно, не нарушая мышц, и чтоб держалась-срасталась без металлических пластинок, которые прикрутил, через пару месяцев снова разрезал-выкрутил — и порядок. Многие пытались оперировать по-илизаровски, но раз не получилось, второй...

У Веклича же получается. Он говорит: «Есть такой показатель — «реабилитационный эффект» — процент пациентов, которые полностью восстанавливаются после травм. В мировой травматологии, по данным ВОЗ, он составляет 75%, при использовании технологий Илизарова — 98%. И пример моей клиники это подтверждает». Но, увы, сегодня в Украине нет больше ни одной больницы, где бы так же широко использовали щадящие аппараты, нет медицинских кафедр, где можно научиться по-илизаровски мыслить. И научные работы Веклича, где он продолжает развивать идеи своего учителя, тоже никому в стране не нужны. Докторскую диссертацию Веклича «зарубили» – тема представительным ученым показалась не важной и не актуальной.
«И хорошо, что так получилось! Защитил бы докторскую — забросили бы ее на полку, и пылилась бы там. А я издал монографию. В Украине, к сожалению, не смог: надо было платить большие деньги, а в Москве издание профинансировал российский Минздрав. Без докторской степени проживу, я не для себя диссертацию писал — для врачей, для общества». На титульном листе книги написано: «Памяти Илизарова».

Для контраста — зарисовка из американской клиники, входящей в международную ассоциацию лечебниц, в которых применяются «курганские разработки» (в 80 странах открыты представительства): Балтимор, Норилендский университет, специальный центр— 60 коек. На халатах врачей эмблемы: две спицы в кольце и фамилия ILJZAROV. Консультация — семь тысяч долларов, операции баснословно дорогие.

Популярность косметической хирургии растет. Почему не сделать стройными ноги, устранить страшные дефекты, прибавить в росте, если врачи уже умеют исправлять ошибки природы? В «илизаровские клиники» приезжают делегации японцев, желающих прибавить в росте (а стало быть — в социальном весе), — бизнесмены и политики, будущие мужья высоких жен. Спрос есть, и Веклич, демонстрируя мне фотографию мальчика (одна нога длинней другой на 20 сантиметров), рассказывает, что в Израиле парнишке предложили три операции: подровнять тазобедренную кость — 30 тыс. долларов, удлинить голень — 30 тыс. и третья — столько же, всего — 90 000. Наш доктор уложился в одну стоимостью 2 500 у.е. Примерно во столько же обойдется подрасти на 6-12 см. и исправить кривизну ног.

Кстати, оперируя ноги, Веклич не только устраняет «кавалерийские» дефекты, но и предупреждает проблемы, которые многих настигают в пожилом возрасте и приводят к инвалидности. Часто в кривых ногах обнаруживается так называемое смещение оси конечностей, которое заканчивается жуткой патологией, — деформирующим артрозом коленного сустава.

А вот — два рентгеновских снимка.
«Обратите внимание, это тазобедренная кость, но крохотная, ее почти не видно. И вот какое нормальное бедро можно сделать из этой аномалии. Прихрамывает немножко парень, но ходит на физкультуру, ездит на велосипеде, инвалидность снята. В Европе такую помощь больше никто не оказывает». На сайте клиники www.aesthetic.com.ua представлены фото десятков тяжелых пациентов Веклича (до и после лечения), и больше в интернете подобных подборок нет.

Все эти операции основаны на способности костной ткани регенерироваться, восстанавливаться, менять форму. На примере с увеличением роста легко понять, как это все происходит: тонкой пилой, почти не нарушая внутренних тканей, перепиливается кость, затем устанавливается «конструктор», функции которого — поддерживать (пациент может осторожно становиться на ноги на второй день после операции, но месяц все же желательно полежать) и растягивать, наращивать (до 6 см. максимум, в день — по миллиметру) костную мозоль, или регенерат. Если мало — через время делается то же самое с бедром, в сумме получаем 12. В мире появляются клиники, где предлагают и на 10-15 см. за один «присест» растянуть, но наш специалист считает, что это вредно, так как происходит неоправданно большая растяжка мышечных тканей. Недавно он из своей киевской клиники консультировал по телефону финна, которого на 10 сантиметров «вытягивали» в китайской больнице, рассказывал, что нужно сделать, чтобы теперь хоть пару сантиметров убрать. Можно и десять, но только в раннем возрасте — например, на 20 сантиметров Веклич «вырастил» малышку карликового роста. Чтобы соблюсти гармонию, удлинил и руки. Я спрашиваю: «а это больно?», и доктор отвечает, что, например, вот этому парню (демонстрирует фото, где жених вместе с девушкой, которая немного выше его) за все время лечения не сделал ни одной обезболивающей инъекции.

Роман БАРАШЕВ
Уикенд, №10 (211) 04.03.2004

К оглавлению

© Ladisten